Ненасытный чиновник: извечная дилема нечестных госслужащих

Все знают, что отечественные чиновники берут взятки. Коррупция не просто процветает, а стала частью культуры. Возник даже определенный этикет, правила хорошего тона для коррупционеров. И те, кто этих правил не придерживаются, рискуют столкнуться со всей мощью бюрократической машины. Потому учатся придерживаться неписанных правил все, кто так или иначе сталкивается с государственными служащими.

Кто и сколько берет?

Берут взятки те, кто принимает какие-либо решения, в которых заинтересованы граждане. По коррупционным «понятиям» это соответствует классическому принципу справедливости. Ты – мне, я – тебе. Ты мне подарок, я тебе то, в чем ты заинтересован. Решение, разрешение, согласование. Потому не стоит думать обо всех чиновниках, как о взяточниках, живущих в роскоши. Подавляющее большинство из них – бедные труженики, которые пашут за копейки, но не имеют доступа к реальным потокам коррупционных денег. За эти копейки они обслуживают тех, кто эти взятки берет.

Чем важнее для человека решение, тем крупнее становится взятка. К примеру, за различные мелкие разрешения для физических лиц, взятка может быть незначительной и выраженной не в деньгах. Это могут быть конфеты, коньяки и прочие товары «коррупционного» толка.

Если решение более важное, а арсенал бюрократических препятствий у чиновника шире (к примеру, регистрация неприбыльной организации или юридического лица), то «услуги» от обратившегося человека могут попросить уже более ощутимые. «Патриотически» настроенные чиновники иногда просят помочь материально их организации (купить монитор, принтер, бумагу, установить двери в офисе). Более «корыстолюбивые» намекают на благодарность материальную.

Наконец, самые дорогие решения – это решения судов и прокуратуры. Когда речь заходит о спорах, особенно крупных хозяйственных или криминальных, цены стремительно возрастают. Тут сказываются и риски, связанные с наказанием за получение взятки, и уровень значимости оказываемой услуги для того, кто ее просит. Иногда от этого может завесить вся дальнейшая судьба. Чиновники это понимают и активно этим пользуются.

Коррупционный этикет предполагает специфическую риторику. Чиновник никогда прямо не скажет вам о том, что хочет определенную сумму за определенную услугу. Он будет намекать, говорить о «спонсорской помощи», рассказывать о своих проблемах («вы знаете, у нас в офисе уже 10 лет не меняли окна…»). Некоторые решаются сказать что-то вроде «я вошел в ваше положение, оказал вам услугу, жду благодарность». В свою очередь те, кто дают, также соблюдают негласные правила: наличные деньги никогда не выкладываются прямо на стол, их принято заворачивать в конверты и бумагу. Подарки дарят в неприметных пакетах. Соблюдается конспирация.

Нищета, жадность и человеческая природа, — основные столпы коррупции

Согласно одной из точек зрения на этот вопрос, чиновники берут, потому что нищие. Они зарабатывают мало, организации постоянно получают плохое финансирование, вот и крутятся, как могут. С этим можно было бы согласиться, так как звучит правдоподобно. Действительно, чиновник берет, потому что дают. Потому что государство ему платит мало. Потому что люди сами не хотят соблюдать закон, предпочитают купить нужное решение, а не добиваться его по правилам.

Однако есть маленькая проблема: попытки повышать зарплаты чиновникам только усугубляют ситуацию. Когда он имеет зарплату около 500 долларов США, то взятка в размере 1000 долларов кажется ему вполне солидной. Если же ему начать платить по 3000 дол. США в месяц, то он только посмеется над такой взяткой. Однако откажется ли он от взяток вообще? Ни в коем случае. Он просто будет требовать 10-15 тыс. дол.

Вся проблема в менталитете и человеческой жадности. Когда человек оказывается возле кормушки, он начинает кормиться. Какой бы высокой не была зарплата государственного служащего, дополнительный «бонус» не помешает. Тем более, менталитет нашего человека формировался в условиях постоянных кризисов, потрясений и дефицитов. В итоге люди считают, что такого понятия, как «достаточное количество денег» не существует. Их всегда мало. Их всегда не хватает. И чем больше ты их получаешь, тем больше их тебе нужно.

Возможна ли жизнь без коррупции?

Вообще исключить коррупционные схемы практически невозможно, так как в любом стаде найдется паршивая овца. Однако есть несколько способов радикально ограничить простор для деятельности коррупционеров. Можно предпринять следующие меры:

  • Автоматизировать подавляющее большинство актов взаимодействия государства и гражданина. Регистрация, заявки, разрешения, — всё это может и должно выполняться в электронном виде, через Интернет. Соответственно, чиновник не будет прямо контактировать с человеком, а будет выступать удаленным модератором, который рассматривает сотки обезличенных заявок за сутки. Он не будет брать взятки, так как ему их технически не смогут дать. Кроме того, данный способ позволить уменьшить армию чиновников, занимающихся разрешительной деятельностью.
  • Нужно сделать так, чтобы воровать стало нечего. На период формирования культуры управления государством, необходимо создать условия, в которых государство распоряжается минимальными ресурсами, а также имеет минимальное влияние на активность граждан. Минимум разрешений, минимум официальных процедур.
  • Внедрить интеллектуальную систему непрямого контроля честности государственных деятелей всех уровней. К примеру, если зафиксировано, что некий чиновник живет (не прописан, а именно по факту живет!) в доме, цена которого выше 20 млн. долларов США, а он зарабатывает в месяц 1000 долларов США, при этом не является родственником миллионеров, стоит проверить, откуда у него эти деньги. Если же имущество оформлено на родственников, стоит проверить на легитимность их доходы.

Пчелы против меда, или почему нет политической воли

Но самое главное – это политическая воля, направленная на борьбу с коррупцией. Когда центральные органы власти являются верхним звеном коррупционных сетей и собирают «мед» со всей страны, вряд ли они заходят ломать кормушку. Потому ключевой задачей для победы над коррупцией, является такая реформа власти, которая устранит от руля тех, кто привык создавать благосостояние нечестными путями.