Как формируется тариф на газ в Украине?

В контексте надвигающегося подорожания газа в Украине людей всё больше интересует механика формирования тарифов на газ. Все разговоры о “формуле цены на газ” кажутся какими-то шаманскими мантрами, мало понятными и оторванными от реальности. Поэтому давайте разберемся, как тарифы формируются, в чем заключается проблема и как ситуацию можно было бы исправить, если бы было желание.

Официальная версия

Начнем с официальной версии, то есть того, как государство (точнее НАК Нафтогаз) официально обосновывает тарифы на газ для предприятий и населения. Для того, чтобы не допустить дефолта Нафтогаза, цены устанавливаются не ниже тех, по которым Нафтогаз закупает топливо у иностранных партнеров. При этом цена привязывается, на минуточку, к немецкой бирже. То есть за основу берется европейская цена. Цепочка формирования тарифа выглядит так:

  • Берем за основу цену на природный газ по формуле Нафтогаза “Дюссельдорф+”, рассчитываемый на основе цены газа на немецком хабе NCG.
  • Добавляем к ней 20% ПДВ. Да-да, газ у нас облагается налогом на добавленную стоимость.
  • Прибавляем к этой цене еще примерно 10% за транспортировку по распределительным сетям.
  • Еще около 5% прибавляем за транспортировку по магистральным газопроводам.
  • И, наконец, ставим 2,5% наценку поставщика.

В реальных цифрах по состоянию на 2018 год тариф на газ для населения формируется так:

+ 4942 грн — базовая цена за газ, по которой Нафтогаз его реализует.
+ 1160 грн — ПДВ
+ 514 грн — транспортировка по распределительным сетям
+ 219 грн — транспортировка по магистральным газопроводам
+ 124 грн — наценка поставщика

В итоге получаем наш тариф 6958 грн.

Как видим, в сумму не входит обслуживание инфраструктуры и прочие дополнительные платежи, связанные с расходами на функционирование газораспределительной сети.

На самом деле

Главная проблема с описанной выше логикой заключается в том, что базовая цена газа определяется на основе сомнительной формулы “Дюссельдорф+”, которая привязывается к европейской рыночной цене, а также включает в себя наценки посредников. Такой подход несколько искажает факты: ведь около 30% объема газа добываются непосредственно в Украине, и их стоимость значительно ниже. Поэтому уже исходный компонент цены можно было бы существенно снизить.

Вторая проблема — это калорийность топлива. Во всех цивилизованных странах давно считают не кубометры, а килоджоули энергии, содержащиеся в этом топливе. И это правильно, так как потребителю важна способность этого газа гореть и выделять тепло, а не его фактический объем. У нас же практикуют “разбавление” газа, то есть добавление в него дешевый нейтральных компонентов, которые увеличивают объем, но при этом не дают калорийности при сжигании. Признаками того, что ваш газ “бадяжат”, являются:

  • Появление красноватых и оранжевых прожилок в огне. Чистый газ, зажженный на плите, горит однородным голубым пламенем, а наличие других цветов говорит о примесях.
  • Неохотное воспламенение. Чистый газ буквально вспыхивает, когда его зажигаешь, и пламя горит живо. Если же его разбавить, он загорается медленно и неохотно.
  • Загрязнение форсунок. Примеси, содержащиеся в газе, при сжигании могут оставлять после себя остатки и копоть, в результате чего в отопительных котлах и газовых плитах засоряются форсунки.

Но что самое смешное, даже если вы видите все эти признаки, вы не сможете ничего доказать. Ведь экспертизу качества газа по украинским законам должны делать те же организации, которые вам его продают, представители местного облгаза.

Третья проблема — это коррупционный компонент.

В результате получается, что в “прозрачном и рыночном” тарифе есть две зияющие дыры: во-первых, цена, взятая за основу, не соответствует реальной фактической себестоимости газа, а во-вторых, мы платим за объемы некоей субстанции в трубах, не имея никаких правовых механизмов потребовать действительно качественного газа.

Чем недоволен МВФ и чего он требует?

Все знают, что МВФ требует “рыночных тарифов” на газ, но мало кто знает, в чём именно заключается суть. Итак, ключевыми требованиями МВФ являются:

  • Уравнять тарифы на газ для населения и промышленности. Чиновники МВФ требуют создания гармонизированного рынка газа, на котором топливо отпускается по единой цене для всех покупателей, без преференций. И, в принципе, в этом есть здравое зерно, так как низкие цены на газ для населения за счет более высоких для промышленности — это чистой воды популизм. Ведь кто, как ни покупатели товаров и потребители услуг, заплатят за это “дорогой предпринимательский газ”? По сути, высокие тарифы на газ для предприятий — это повод предприятиям повышать цены на товары и услуги, а значит платить этот тариф всё равно придется людям.
  • Включить в тариф расходы на обслуживание газотранспортной системы. МВФ требует, чтобы при оплате газа потребители также оплачивали расходы на содержание сети. Увы, тут американские чиновники очень плохо знают, что такое Украина. У нас, сколько бы средств не собирали “на газотранспортную систему”, их в любом случае разворуют, а трубы никто ремонтировать не будет. Потому это требование приведет к росту тарифов, а вот к модернизации сетей — врядли.
  • Установить цены на уровне импорта. Помните, мы говорили, что у нас за счет собственной добычи газ дешевле, чем на европейской бирже? Так вот, МВФ это не нравится. Они хотят, чтобы мы продолжали торговать голубым топливом по ценам европейской биржи. И делается это для того, чтобы якобы создать условия для вхождения на газовый рынок Украины конкурентов, которые также будут предлагать продажу газа населению и бизнесу. Хотя в украинских реалиях появление реального конкурента “закостенелым монополистам” в лице облгазов — событие крайне маловероятное.

Почему раньше тарифы на газ раньше были настолько ниже?

Естественно, в эпоху правления горе-президента Януковича газ не был дешевле, и тарифы на газ были попросту занижены. Это форма популизма: Нафтогаз продавал газ значительно дешевле, чем покупал, а разницу покрывало государство.

А давайте задумаемся, кто является этим государством? Правильно, налогоплательщики, которые и питают бюджет. То есть, по большому счету, от населения “прятали” истинную цену на газ, чтобы не злить его чудовищными платежками за коммуналку. При этом покрывали дефицит за счет бюджетных дотаций, тем самым вытягивая деньги из карманов того же населения.

Запомните: в конечном итоге никто не заплатит за газ, кроме самих граждан. Бизнес включит стоимость топлива в себестоимость товаров и услуг, государство возьмет с людей налоги, но в итоге платить будут рядовые граждане. И даже сегодняшняя система субсидий совершенно не решает проблему, так как финансирование “малоимущих” происходит за счет налогоплательщиков. А все мы знаем, как у нас оформляют субсидии, и среди “малоимущих” есть немало владельцев трехэтажных загородных домов.

Как ни крути тарифы, а проблема в людях

Ключевая проблема с ценообразованием кроется в мутных формулах и коррупционных схемах, которые проворачиваются вокруг базовой цены на газ, которая устанавливается Нафтогазом как некая неоспоримая догма. Именно эту цену превратили в кормушку, и по оценкам экспертов коррупционная составляющая в ней достигает чуть ли не 35%, которые уходят в карманы “примазанных” фирм и чиновников-коррупционеров высшего ранга.

МВФ требует, чтобы коррупционный компонент был исключен, а цены нормализованы. То есть они банально хотят от Украины цивилизованного рынка газа. Который, как известно, невозможно построить, если на всех ответственных постах находятся лица, которые только и думают о том, как на этом газу погреть руки. В переносном смысле слова, разумеется.

Подпишитесь на наш канал в Telegram https://t.me/finstatinfo и получайте актуальные инсайты от аналитиков Finstat. Будьте в курсе!

Смотрите также на Finstat.info: